Background l Background r
Logo

О чем Роман Музычко мечтал в детстве?

   Вопросы получились разнообразными, но, конечно, в большей степени, о хоккее. Итак, озвучиваем ответы.

   – Почему раньше вы вставали на бросок, а теперь только пасы отдаете? – интересовался Рустам Курбонов.
   – Во-первых, это не совсем так. Когда есть возможность, когда есть хорошие моменты, я всегда стараюсь бросать по воротам. Может, сейчас просто немного прицел подсбился, но я стремлюсь его поправить. Во-вторых, считаю, что в некоторых ситуациях лучше отдать пас, нежели, допустим, бить самому.

   – Как вы отметили Новый год? – спрашивал Александр Смирнов.
   – Новый год мы, как обычно, отмечали в кругу семьи: у родителей с детьми и супругой.

   – Почему в последнее время не получаются буллиты? Бросаете то мимо ворот, то прямо во вратаря? – задал вопрос опять же Смирнов.
   – Это, наверное, одному Богу известно, почему не всегда получаются штрафные броски. Может быть, фарта немного не хватает. Хотя, если подумать, то я все-таки не робот: из ста бросков все сто не забиваю.

   – Кто, по вашему мнению, является сильнейшим хоккеистом всех времен? И кто – лучшим хоккеистом современности? – спросил Руслан Кайсаров.
   – Тут нужно немного поразмыслить… Раньше, к примеру, хоккей был другой. Сейчас он значительно изменился. А вот Яромир Ягр играл и в восьмидесятых годах прошлого века, и сегодня показывает в свои 44 года отличную игру. Он для меня – сильнейший хоккеист всех времен. Что же касается современности, то, наверное, столько, сколько забивает Александр Овечкин, не забивает больше никто.

   – Какой самый страшный сон-кошмар про хоккей был и запомнился ли? – задал необычный вопрос Тариел Аразашвили.
   – Сны о хоккее снились, но вот кошмарных что-то не припомню. Так что и запоминать вроде нечего.

   – Что, по вашему мнению, нужно изменить в команде, чтобы она заиграла хотя бы на четверочку? – прозвучал вопрос от Павла Калужина.
   – Такой вопрос, скорее всего, нужно адресовать не мне. Лучше спросить у тренерского штаба.

   – Почему нет бросков с ходу, в касание, при розыгрыше большинства? – поинтересовался Алексей Полянский.
   – А мне кажется, наоборот: таких бросков много, но результата от них нет – это уже, конечно, другое дело.

   – Почему во всех четырех матчах домашней серии вы проигрывали? – дошла очередь и до Максима Житенёва.
   – Да, были поражения. Но если мы проигрывали – значит, соперник оказывался сильнее нас.

   – Роман, почему такая серия неудач у команды? – это вопрос уже от Анны Голубенко.
   – Скажу честно: оправдываться не хочется. Всё всем видно. Но уж если вы спросили об этом, то отвечу. Команду в этом сезоне подкосили травмы, очень серьезные переломы случались у ребят. По сути, у нас всегда вне игры целая игровая пятерка. Вот отсюда и череда неудач, думаю.

   – С кем за всю карьеру было комфортнее всего играть в одной тройке? И почему? – спросил Ильдар Дарич.
   – С кем игралось комфортно не скажу, поскольку это не совсем корректно будет по отношению к ребятам. Тем более, что у меня всегда были достойные партнеры по звену. Кого-то выделить не могу.

   – Почему в этом сезоне меньше забрасываете по сравнению с прошлым сезоном: не те партнеры по звену или травма помешала, или что-то еще? – поинтересовался Станислав Полянин.
  – Спасибо за хороший вопрос. Некрасиво, конечно, списывать все на травмы. Но мне не на что больше сослаться: нога беспокоила меня полтора месяца, не давала играть в полную силу. Только, наверное, повторюсь, роботы могут реализовывать все свои броски… Ну, и Сергей Мозякин! Мне не остается ничего, кроме как стремиться к таким же показателям, как у него. Буду стараться.

   – Роман, скажите, что нужно для хорошего настроения? И о чём вы мечтали в детстве? – вопросил Кирилл Сироткин.
   – Для хорошего настроения, если разобраться, нужно всего немного: чтобы в порядке была семья, чтобы дети были здоровы, и чтобы игры заканчивались победами. Ну, а в детстве я мечтал о большой хорошей семье и о том, чтобы как можно дольше играть в хоккей.

   – Был ли реальный шанс сменить команду? Может, поступали конкретные предложения от других клубов ВХЛ или КХЛ? – осведомился Илья Богомолов.
   – Конкретные предложения были. Но они не стоили того, чтобы уходить из своего родного клуба.

   – Какого соперника хотите получить в первом раунде плей-офф? – полюбопытствовал Сергей Денисенко.
   – Для начала нужно еще выйти в первый раунд плей-офф…

   – Какой команде КХЛ больше отдаете симпатии, ну, или следите за каким клубом? – был следующий вопрос от Евгения Евгеньева.
  – Слежу всегда за двумя клубами. Первый – магнитогорский «Металлург», потому что он рядом и именно в его составе выступает Сергей Мозякин, за игрой которого я люблю наблюдать. Второй – питерский «СКА», поскольку там собраны лучшие хоккеисты нашей страны, так сказать, «сливки» КХЛ.

   – Планируете ли вы переходить в другие клубы или же останетесь в родном? – прозвучал последний вопрос от Ильи Чаршемова.
   – У нас еще в «Южном Урале» столько игр не сыграно. Сезон идет – мы работаем, – с улыбкой подытожил форвард.