Background l Background r
Logo

От Крыма – до озера Балатон

От первого лица

   – Мой прадедушка родился в селе Пархомовцы Украинской ССР 21 ноября 1919 года, – рассказывает Иван. – Там же он провел детство. В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, он попал на службу в Крым. С тяжелыми боями они отбивались от фашистов. Отступление продолжалось до тех пор, пока советские войска не были прижаты к морю. Тогда поступил приказ об эвакуации крымских войск. Кто-то уплыл, а вот мой прадед не успел. В числе многих советских солдат он попал в плен. В ту пору пленных увозили в Германию для работы на фабриках и заводах. Но наши солдаты были не из робкого десятка, сдаваться никто из них не хотел: ночью они выбили обшивку вагона (а везли их в поезде) и выпрыгнули из движущегося состава. Они уже находились за линией фронта, и, чтобы снова не попасть в плен, передвигались очень осторожно. Сам прадедушка не помнил, сколько времени они продвигались назад, но когда он и еще несколько человек вернулись в родное село, там уже стояли фашисты.
Местных жителей сначала не трогали, и прадедушка какое-то время жил в селе. Но потом молодых ребят и девчат стали угонять в Германию. Брали только холостых, и прадеду пришлось жениться на Мелании (моей прабабушке). До 1943-го года они жили спокойно, а когда немцы принялись забирать всех подряд, прадед вместе с другими мужиками ушел в лес. Однажды ночью, когда он пришел в село за продуктами для отряда, его схватили во время облавы и вместе с солдатами погнали снова на Запад. Шел 1944-й год. И снова прадед не захотел так просто сдаваться! Тогда уже шли бои за город Проскуров (Хмельницкий). Было очень опасно передвигаться днем. В один из переходов колонна не успела дойти в пункт назначения до наступления ночи, и пленным удалось бежать через лес. В числе бежавших был и прадед. Он вновь добрался до своего села.

Из воспоминаний моего деда

   – А это уже вспоминал о своем отце Михаиле Ивановиче его сын и мой дед, – продолжает Иван – Вот что он рассказывал: «Я родился 10-го ноября 1944 года в селе Пархомовцы под грохот канонады. В это время советские войска уже заняли Проскуров (Хмельницкий) и остановились в селе Терешовцы за 7 километров от Пархомовец. Немцы стояли в нашем селе, их батарея располагалась за кладбищем и периодически обстреливала Терешовцы. В ответ оттуда тоже «прилетало». Дом родителей как раз находился на линии полетов снарядов, поэтому во время таких дуэлей родным приходилось убегать в Браславские ямы. После того, как немцев отбросили за несколько десятков километров от села, отец (прадед Ивана – прим.автора) отправился в Хмельницкий отдел Военного Комиссариата УССР, где ему предписали следующее: «В связи с добровольным желанием и хорошим здоровьем Доценко Михаил Иванович может отправляться на фронт».

   Так мой прадед начал свой путь с войсками Красной Армии к освобождению Европы от гнета немецко-фашистских захватчиков. Воевал он в разведывательной роте в звании сержанта, был помощником командира взвода разведки. Разведчики приводили пленных немцев для допроса и получения особо важных данных, а дважды они сумели привести вражеских офицеров.

   Как-то и сам прадед Ивана Даценко вспоминал: «Однажды на привале я решил разобрать своё оружие, иногда оно у меня при стрельбе заедало. Как только разобрал, откуда ни возьмись появились немецкие бомбардировщики. Все врассыпную, а я? Куда я подамся с разобранным оружием? В военное время за утрату боевого оружия – расстрел! Накрыл бушлатом детали и сам лёг сверху. Сколько продолжалась бомбардировка, не помню, одно в голове держал: попадёт снаряд – значит, умру, если выживу – повезло. И мне очень повезло: когда я встал, увидел, что сразу пять воронок находились от меня менее чем в десяти метрах, я был поражён и очень счастлив».

   – С боями, но уверенно, мой прадедушка с товарищами в составе Красной Армии продолжал свой великий подвиг в освобождении Европы от фашистских захватчиков, – говорит Даценко. – Он принимал участие в форсировании Дуная, в сражении за город Рава-Русская в Польше, где шли не менее ожесточенные бои. Помню, делился воспоминаниями: «Не все местные жители на освобождаемых нами территориях были рады своему освобождению. Среди них находились предатели, которые доносили немецкому командованию важные сведения, и фашисты устраивали диверсионные вылазки на отдельные части наших войск. Нам очень хорошо помогала артиллерия, «Катюши». По нашим наводкам они уничтожали мелкие группы бандитов и фашистских отрядов».

   Прадедушке немного не удалось дойти до Берлина, в Венгрии после освобождения Будапешта у озера Балатон он получил тяжелое ранение осколком разорвавшейся рядом мины. Его контузило и перебило левую ногу. День Великой Победы он встречал в госпитале. После излечения прадед работал конюхом в пожарной части своего родного села Пархомовцы. Раненая нога плохо срасталась и долго болела. В 1972-м году ему по совету врачей ногу ампутировали. Но и здесь он не унывал. Когда я был у него в 2004 году, то поинтересовался: «Вам, наверняка, трудно приходится?». Прадед ответил: «Унывать – не унываю. Я вырастил троих детей, у которых есть свои дети и внуки. А про трудности скажу так: жить в мире не трудно, трудно жить на войне».

   Мне выпала честь увидеть и подержать в руках медали Героя Великой Отечественной войны, которыми наградили моего прадедушку на фронте и после окончания войны: Орден Славы III степени, Орден Отечественной Войны I степени, Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.», Медаль «За отвагу», Медаль «За взятие Будапешта», Медаль «За боевые заслуги», Медаль «За взятие Бухареста», Медаль «За освобождение Варшавы», Медаль «За оборону Киева», Медаль «20 лет победы в ВОВ», Медаль «30 лет победы в ВОВ», Медаль «40 лет победы в ВОВ». Умер прадедушка в декабре 2007 года в возрасте 88 лет. Я горжусь, что в моей семье есть герой войны. Со временем память затухает, и очень многие вещи прадедушка не успел мне рассказать, но если бы и смог он это сделать, то я не могу даже представить, какую гордость я бы испытал за него, за его боевых товарищей и за весь советский народ в самой жестокой войне прошлого века. Сейчас могу сказать одно, – подытоживает Иван, – Всем погибшим воинам на полях сражений, в концлагерях и умершим от голода в производственных цехах – вечная память! Всем тем, кто прошел через страх и страдания, уйдя из жизни уже в мирное время, – вечная память! Всем, ныне живущим героям войны и труженикам тыла – долгих лет жизни! Мы, молодое поколение, помним и гордимся вашим подвигом!